ТОП 20 статей сайта

 • Английский язык
 • Математика, алгебра
 • Информатика, ИКТ
 • Физика
 • Химия
 • Биология
 • Экология
 • Музыка, искусство
 • Литература, русский язык
 • География
 • Краеведение
 • День Матери
 • Женский день 8 Марта
 • 23 Февраля
 • ВОВ, День Победы
 • Патриотическое воспитание
 • День знаний 1 сентября
 • День учителя
 • День космонавтики
 • Праздник осени
 • Новый год и Рождество
 • Школьный КВН
 • Против вредных привычек
 • Здоровый образ жизни
 • Семья и родители
 • Выпускные, «звонки»
 • ПДД (дорожное движение)
 • Игры

 • Разные темы

 НАЙТИ НА САЙТЕ:

   Рекомендуем посетить






























































Литература

Литературно-музыкальная композиция "Вспоминайте меня весело…"

Добавлено: 2017.07.13
Просмотров: 6

Ахунова Людмила Владимировна, учитель русского языка и литературы

Вспоминайте меня весело,
Словом, так, каким я был.
Что ты, ива, ветви свесила,
Или я недолюбил?

Не хочу, чтоб грустным помнила.
Я уйду под ветра гик.
Только песни, грусти полные,
Мне дороже всех других.
По земле ходил я в радости.
Я любил ее, как бог,
И никто мне в этой малости
Отказать уже не мог…
Все мое со мной останется,
И со мной, и на земле.
У кого–то сердце ранится
На моем родном селе.
Будут вёсны, будут зимы ли
Запевайте песнь мою.
Только я, мои любимые,
С вами больше не спою.
Что ты, ива, ветви свесила,
Или я недолюбил?
Вспоминайте меня весело, -
Словом, так, каким я был. (П. Реутский)

Конечно же, 20-летний Александр Вампилов не знал, что начальные слова его первого, опубликованного в 1958 году, рассказа “Стечение обстоятельств” станут для него пророческими…

“Случай, пустяк, стечение обстоятельств иногда становятся самыми драматическими моментами в жизни человека”

В его жизни стечение обстоятельств было трагическим: 17 августа 1972 года на Байкале, лодка на полном ходу наткнулась на бревно-топляк и стала тонуть. Вода, остуженная недавним штормом до пяти градусов, отяжелевшая куртка… Он почти доплыл… Но сердце не выдержало за несколько метров до берега…

Играется жизни последняя драма,
Судьба или лодка зависла над бездной
И рухнула в темную Вечность... А мама?
А маме в той драме и больно, и тесно.

Сжимается сердце от черного горя,
И кажется, нет и не будет дыханья.
Качаются волны Бессмертья... А море?
А море Байкальское предало Саню.

Как молнии, мысли мелькнули о чуде:
Ведь дома еще не окончена пьеса!
Неужто Господь отвернулся... А люди?
А люди спешили в даль темного леса.

О, где ты, спасенье? О, где вы, славяне?
Не скоро мы все осознаем потерю.
Утопшую лодку достали... А Саню?
А Саню мальчишки подняли на берег.

Заря поднебесная льется нелепо,
Стезя прерывается в сумрачной рани,
И звезды колючие смотрят... А небо?
А небо Господнее приняло Саню. (Вл. Скиф)

"Я думаю, что после смерти вологодского поэта Николая Рубцова не было у литературной России более непоправимой и нелепой потери, чем гибель Александра Вампилова. И тот и другой были молоды, талантливы, обладали удивительным даром чувствовать, понимать и уметь выразить самые тонкие и оттого неизвестные для многих движения и желания человеческой души", - с горечью и болью писал В. Распутин.

Что можно сказать о такой до обидного короткой жизни? Все как у всех: родился...рос...учился...окончил...работал... Но между датами рождения и смерти вместилась далеко не простая судьба талантливого драматурга, яркого, светлого человека, чуткого и ранимого, особо восприимчивого к миру, его радостям и скорбям, смеху и плачу, без чего не бывает подлинного искусства...

Писательская судьба его, возможно, была предопределена: "Дорогая Тася! - обращается к жене отец Вампилова в ожидании его рождения, - ... Я уверен, все будет хорошо. И вероятно, будет разбойник - сын, и боюсь, как бы он не был писателем, так как во сне вижу писателей

Первый раз, когда мы с тобой собирались, в ночь выезда, я во сне с самим Львом Николаевичем искал дроби, и нашли..."

19 августа 1937 года: "Молодец, Тася, все-таки родила сына. Мое предчувствие оправдалось...сын. Как бы не оправдалось второе... У меня, знаешь, вещие сны."

Сны, действительно, были вещими. Сын, четвертый ребенок в семье, как и большинство мальчишек, любил мальчишеские игры, особенно футбол, озорство, но при этом умел "чувствовать всю соль жизни под солнцем", как мечтал отец.

Год рождения Вампилова был годом 100-летия со дня смерти Пушкина, в честь которого он и был назван Александром. В этот год, несмотря на скромный быт большого семейства, отец, Валентин Никитич, подписался на полное собрание сочинений любимого поэта: для детей. А жители Кутулика надолго запомнили вечер в клубе, где директор школы, учитель литературы В.Н. Вампилов, самозабвенно читал им стихи великого поэта.

11.Но пророческих снах отца было не только светлое. По народным приметам, круглое - дроби - к слезам: они пролились 1939 году, когда репрессированный, Валентин Никитич погиб 40 лет от роду.

"...Мысль об отце, которого Александр был лишен с самого раннего детства, - делится интересными наблюдениями В. Попова, - не могла не беспокоить его, и как результат размышлений о человеке, давшем ему жизнь, ... можно предположить, что, зная содержание его писем к матери, Александр Вампилов всю сознательную жизнь стремился отдать Сыновий Долг: приняв для себя за должное отцовские предсказания, он с честью выполнил их..."

... На руках Анастасии Прокопьевны четверо детей, старшему из которых 7 лет.

"После гибели мужа я осталась работать преподавателем математики в той же школе поселка Кутулик, где мы вместе начинали учительствовать! Долгих двадцать два года прожила я с детьми в поселке, в бревенчатом доме барачного типа, где когда-то на пути в Александровский централ был пересыльный пункт каторжан. Дом стоял на школьном дворе - там и вырос Саша. Кутулик по праву он считал своей родиной..."

От нее, от матери, человека удивительной доброты и чистоты, Саня, как его родные и друзья, перенял многие самые лучшие свои качества. Этой русской женщине, так много испытавшей, В. Распутин посвятил известный рассказ "Уроки французского", опубликованный в годовщину смерти друга. Каким остался сын в памяти матери?

"...Каким он был, каким рос? - часто теперь спрашивают меня близкие и совсем не знакомые люди из многих городов страны. Пишут из Болгарии и Польши, Финляндии и Франции - из тех стран, где театры ставят его пьесы

Появился ли в детстве драматический талант, выделялся ли он среди своих сверстников в отрочестве?

Драматургический, наверно, нет: человеческий - да, хотя мне трудно говорить о каких-то особенных чертах его характера и впечатлительной натуры.

Он не выделялся среди остальных моих детей... Был спокойным и любознательным, любимцем братьев и сестры - младший ведь! Любил книги, особенно сказки, которые читала и рассказывала ему бабушка...

В школе он ничем не выделялся среди своих товарищей, которых у него всегда было много. Получал пятерки по литературе и не ладил с немецким языком. Увлекался сразу и музыкой, и спортом, и драматическим кружком.

Уходил в туристические походы на несколько дней или просто уезжал на лодке или велосипеде в соседнее с драмкружком или футбольной командой. Я иногда очень беспокоилась за эти отлучки. Любовь к путешествиям по родной земле он сохранил до конца своей короткой жизни.

Собирал по округе бездомных собак и кормил их. Всегда у нас во дворе кто-нибудь жил - то Буска, то Пират, то Лайка. Когда Пират пропал, Саня бродил по лесу три дня и звал его - может, отзовется?

Хорошо играл на гитаре и немного пел... Позднее стал увлекаться классической музыкой - Бетховеном, Моцартом, Глинкой...

Много читал - библиотека осталась у нас от моих родителей: Пушкин, Лермонтов, Чехов, Есенин, Толстой... Знали мы, что писал Саня в школьные годы стихи, но никогда никому не показывал. Скрывал."

Кстати о стихах. Наверное, в юности жажда выразить себя в поэтическом слове говорит о способности человека удивляться миру, красоте, глубоко переживать. Не обязательно потом становиться поэтом. Но поэтическое восприятие жизни или память о нем, как о лучшем в себе, сохраняется на всю жизнь как свет юности.

Под клятвой читал Саня друзьям:

Моей весны цветы давно увяли.
Я перестал давно о них жалеть,
Огнем своим они меня сжигали,
И я решил: им больше не гореть.
И я их забывал. Мои старанья
Вернули в душу тишь и благодать -
Приятно пережить любви страданье.
И все же страдания приятней забывать.
Но вернемся к воспоминаниям матери поэта.

"Был бессменным членом редколлегии школьной газеты и хорошо рисовал.

Общительность, расположение к людям, доверчивость и открытость - черты его характера. Могу сказать, что людей и жизнь он любил всегда."

Думается, не случайно Вампилов был для родных и близких Саней. Строгое имя Александр и мягкий его вариант точно обозначили суть этого человека: чуткого и надежного, на кого можно положиться и кому можно довериться. А ведь Александр - в переводе с греческого - значит "защитник людей". Может быть, и имя предопределило его судьбу?

Вот каким помнит его классный руководитель Клавдия Николаевна Токтонова: "При мысли о Саше встает в памяти подросток с задумчивыми тихими глазами и копной кудрявых волос.

В те далекие 50-е годы жили мы все материально плоховато. Особых развлечений не было, да и какие развлечения могли быть в маленьком бурятском поселке? Но мальчишки тех лет умели радоваться каждому дню, любили жизнь

Верховая езда, тайга, катание на лодках, а зимой на лыжах, самостоятельные импровизированные вечера, долгие споры о литературе в потемневших классах при освещении пламени топившейся печки, дрова для которой они запасали сами, - вот круг занятий и интересов.

Но какая духовная жажда отличала то послевоенное поколение мальчишек и девчонок!"

"После школы, помню, уезжал я без сожаления, рвался в город... Но, отдаляясь, не чаще ли я стал возвращаться сюда в своих мыслях?" - читаем в очерке Вампилова "Прогулки по Кутулику", написанном 30-летним человеком, за плечами которого уже был Иркутский университет, поездки по России, Высшие литературные курсы в Москве.

Не о тех ли же чувствах поведал нам Н. Рубцов, с которым дружил А. Вампилов, встречаясь в Москве, в общежитии Литинститута:

Хотя проклинает приезжий
Дороги моих побережий,
Люблю я деревню Николу,
Где кончил начальную школу!

Бывает, что пылкий мальчишка
За гостем приезжим по следу
В дорогу торопится слишком
- Я тоже отсюда уеду!
Среди удивленных девчонок
Храбрится, едва из пеленок:
- Ну что по провинции шляться?
В столицу пора отправляться!

Почему же тянуло в Кутулик, "деревянный, пыльный, с огородами, со стадом частных коров, но с гостиницей, милицией и стадионом", в Кутулик, который "от деревни отстал и к городу не пристал"? Почему?

"Я представил себе летний вечер, каким он был здесь лет 20 назад: открытые настежь окна, в доме движения и голоса, горшки гераней, выставленные на завалинку, большую огуречную грядку, маки, подсолнухи в дальнем конце огорода, изгородь из осиновых тычек, в воздухе видимое глазами струящееся из нагретой изгороди тепло и жужжание пчел...

... Отсюда была видна дальняя Берестенниковская гора, по ней, как струйка желтого дыма, поднималась к горизонту дорога. Ее вид волновал меня, как в детстве, когда эта дорога казалась мне бесконечной и обещала множество чудес.

... Травы пахнут здесь сильней, чем где-либо, и нигде я не видел дороги, заманчивей этой вот, что по дальней горе вьется среди берез и пашен.

... мне попадались стихотворные и прозаические высказывания о том, что землю можно любить всю сразу от Карельского перешейка до Курильской гряды, все реки, леса, тундры, города и деревни будто бы возможно любить одинаково. Тут, как мне кажется, что-то не то..."

"Переезжайте в Ленинград..."
Он разорвал письмо устало:
"Я Ленинград увидеть рад.
Но все ж
Останусь у Байкала".
"Перебирайтесь к нам в Москву", -
Ему поклонница писала.
"Москву во сне и наяву
Я вижу, право,
У Байкала".
Шумел, горел он -
Сердцем смел.
Спешил, писал - все мало, мало!
И, как он сам того хотел,
Навек остался
У Байкала.

Два дома у него. Один -
В Иркутске.
Другой - в Кутулике,
Две боли - радости,
Две грусти
И вечное перо в руке.
В Кутулике родился...
Вроде бы
Ушел, вот - вот придет опять...
В Иркутске - серое надгробие,
Из - под которого не встать...
О чем задумалась, кладбище?
Он выиграл у смерти бой -
О славе по Сибири свищет
Метель над каждою избой.
Он жив...
На смену подрастает
Другой. Глядит на снег в окно...
Известно нам давным-давно,
Что смерть
Лишь гений побеждает.
Он жив.
В России знаменит.
Вновь наши встречи повторятся
Так отчего глаза слезятся?
Так почему душа болит?

17 августа 1972 года не стало Александра Вампилова. Столь любимый им Байкал оставил его в своих водах, не дав дожить, доплыть до берега. Но то, что успел написать драматург Вампилов, не подвластно ни волнам озера, ни волнам времени. Его пьесы все более созвучны нашей жизни, все более актуальны, все отчетливее проступают в живущих среди нас черты его героев.

Дорогой Александр Валентинович! Так вышло, что, не сладив с байкальской волной, Вы ушли от нас, многое не досказав, но успев сказать очень важное.

Когда-то вы шутили: "Коли вспомнит обо мне мой Иркутск, пусть назовет моим именем какой-нибудь тупик, тупичок".

В Иркутске - ваша улица, ваш театр. Вы - театр.

Инсценирование эпизода из пьесы “Свидание”.

Кажется, главный вопрос, который постоянно задает Вампилов: останешься ли ты, человек, человеком? Сумеешь ли ты превозмочь все то лживое и недоброе, что уготовано тебе во многих житейских испытаниях, где трудно стали различимы и противоположности - любовь и измена, страсть и равнодушие, искренность и фальшь, благо и порабощение.

Песня.

Живем мы в Нукутском районе
И вместе мы песни поем
Стихи сочиняем мы сами
И весело в школе живем.

Припев:

Сибирских писателей книги читаем
Романы и повести их изучаем
На их произведения пьесы мы ставим
На сцене поем и играем.

И в память Вампилову мы написали
Эту песню не так уж давно
Многие из провинциальных историй
Видели мы в кино.

Гордимся мы тем, что на этой земле
Когда-то Вампилов родился
И в памяти нашей и в наших сердцах
Образ его сохранился.

По тайге цветет, багул - не герань,
По тайге веселый гул синих птиц.
Я ступил уже за тайную грань,
Постигаю красоту небылиц.
Птицы синей не поймать в вышине,
Птицы черной не сыскать в темноте.
Не грустите, я прошу, обо мне
На последней, на прощальной черте.

Блещет август у моих у дверей,
У дверей моих стоит пустота.
Мир отсюда и теплей и добрей,
И пронзительней его красота.
А Сибирь - не теплый Крым, не Кавказ,
А Байкал - не городской водоем.
Я целую уголки твоих глаз,
Вспоминаю, как мы были вдвоем.

Мне теперь уже ни жестов, ни слов,
Вижу я, а вам меня - не видать.
Видит бог, я к вам вернуться готов,
Чтоб хоть слово, хоть привет передать.
Мне теперь уже ни ночи, ни дня, -
В неизвестность, в бесконечность лечу.
Расскажите, как вы там без меня...
Может, я еще ответ получу..