ТОП 20 статей сайта

 • Английский язык
 • Математика, алгебра
 • Информатика, ИКТ
 • Физика
 • Химия
 • Биология
 • Экология
 • Музыка, искусство
 • Литература, русский язык
 • География
 • Краеведение
 • День Матери
 • Женский день 8 Марта
 • 23 Февраля
 • ВОВ, День Победы
 • Патриотическое воспитание
 • День знаний 1 сентября
 • День учителя
 • День космонавтики
 • Праздник осени
 • Новый год и Рождество
 • Школьный КВН
 • Против вредных привычек
 • Здоровый образ жизни
 • Семья и родители
 • Выпускные, «звонки»
 • ПДД (дорожное движение)
 • Игры

 • Разные темы

 НАЙТИ НА САЙТЕ:

   Рекомендуем посетить






























































Литература

Литературно-музыкальная композиция "Небо в алмазах, или Играем Чехова"

Добавлено: 2017.12.23
Просмотров: 27

Зенюкова Наталья Леонидовна, учитель русского языка и литературы

(Негромко звучит военный марш. На сцене три девушки)

Ольга: сегодня тепло, можно окна держать настежь, а березы еще не распускались. Отец получил бригаду и выехал с нами из Москвы 11 лет назад, и я отлично помню, в начале мая, вот в эту пору, в Москве уже все в цвету, тепло, все залито солнцем. 11 лет прошло, а я помню там все, как будто выехала вчера. Боже мой! Сегодня утром проснулась, увидела массу света, увидела весну, и радость заволновалась в моей душе, захотелось на родину страшно!

Ирина: это все замечательно, но ты не забыла, что у нас сегодня будут гости? Сегодня же праздник.

Маша: Праздник? Какой праздник? А-а, наверное, свадьба? Кто-нибудь кому-нибудь сделал предложение?

Ирина: Нет, не свадьба.

Ольга: Тогда, пожалуй, юбилей?

Ирина: Ине юбилей. Думайте-ка лучше, сестрички,

Ольга: Боже мой, так ведь у тебя же сегодня день рождения, про это Антон Павлович написал! Как же я могла забыть!

Маша: Это потому, что мы все время страдаем:«В Москву, В Москву!», а про остальное забываем.

Ирина: Ну раз у меня сегодня день рождения могу я попросить у вас подарок?

Маша: Ну, разумеется, Иринушка, можешь, чего тебе хотелось бы?

Ирина: Я хочу, чтобы сегодня мы вспомнили нашего единственного и неповторимого родителя – А.П.Чехова. В конце концов, без него и меня, да и вас всех не было бы. Согласны!

Ольга: Хорошо ты это придумала. А кого же  нам в гости ждать?

Ирина: Думаю, что кто-нибудь обязательно придет.

(начинает звучать музыка и девушки поют романс)

Маша: Давайте напомним нашим зрителям некоторые моменты жизни А.П.Чехова, в этой жизни есть, что вспомнить.

(На фоне презентации девушки рассказывают некоторые факты биографии писателя)

Ольга: Родился А.П.Чехов 17 января 1860 года в Таганроге. Дед его был крестьянином Воронежской губернии, крепостным помещика Черткова. С большим трудом за три с половиной тысячи рублей (сумма по тем временам огромная) Егор Михайлович ( так звали дедушку Чехова) выкупился у помещика. Не от этих ли корней появилось у Антона Павловича обостренное чувство справедливости, независимости и глубочайшего уважения к человеку?

Ирина: Братья Антон Павловича тоже были люди весьма одаренные, но признавали первенство брата.

Маша: Потом.. гимназия.. Не любил Чехов гимназии, о чем и писал:»Мне лично чуть ли не 50 лет по ночам снились строгие экзамены, грозные директорские и придирки учителей. Отрадного дня из гимназической жизни я не знал ни одного.

(на сцене появляется фигура, одетая в офицерскую форму – Очумелов, за ним идет Хрюкин с окровавленным пальцем)

Ирина: А это еще кто такой?

Очумелов: По какому это случаю тут?  (показывает на девушек и на накрытый стол) Почему тут? Это ты зачем палец? Кто кричал?

Хрюкин: Иду я. Ваше благородие, никого не трогаю.. и вдруг эта подлая собачонка ни с того ни с сего за палец.. Вы меня извините, я человек, который работающий.. Работа у меня мелкая..

Маша: Я вспомнила, это Хрюкин – золотых дел мастер.

Хрюкин: Пущай мне заплатят, потому – я этим пальцем может неделю не пошевельну… Этого, ваше благородие, и в законе нет, чтоб от твари терпеть.. Ежели каждая будет кусаться, то лучше не жить на свете..

Очумелов: Хорошо.. Чья собака? Я этого так не оставлю. Я покажу вам, как собак распускать! Пора обратить внимание на подобных господ, не желающих подчиняться постановлениям! Как оштрафуют его, мерзавца, так он узнает у меня, что значит собака и прочий бродячий скот! Я ему покажу Кузькину мать! Чья это собака?

Голос: Это, кажись, генерала Жигалова!

Очумелов: Генерала Жигалова? Ужас как жарко! Сними-ка с меня пальто… Одного только я не понимаю: как она могла тебя укусить? Нешто она достанет до пальца? Она маленькая, а ты ведь вон какой здоровила! Ты, должно быть, расковырял палец гвоздиком, а потом и пришла в твою голову идея, чтоб соврать. Ты ведь.. известный народ! Знаю я вас чертей!

Голос: ОН, ваше благородие, цигаркой ей в харю для смеха, а она – не будь дура, и тяпни.. Вздорный человек, ваше благородие.

Хрюкин: Врешь, кривой! Не видал, так, стало быть, зачем врать? Их благородие умный господин и понимают, ежели кто врет, а кто по совести как перед Богом…

Очумелов: Не рассуждать.

Голос: Нет, это не генеральская. У генерала таких нет. У него больше легавые..

Очумелов: Ты это верно знаешь?

Голос: Верно, ваше благородие.

Очумелов: Я и сам знаю. У генерала собаки дорогие, породистые, а эта – черт знает что! Ни шерсти, ни вида… подласть одна только. Ты, Хрюкин, пострадал и дела этого так не оставляй.. Нужно проучить..

Голос: А может быть и генеральская… На морде у ней не написано… Намедни во дворе у него такую видел..

Очумелов: Надень –ка брат на меня пальто, что-то ветром подуло.. Знобит..Ты отведешь ее к генералу и спросишь там. Скажешь, что я нашел и прислал.. И скажи, чтобы ее не выпускали на улицу. Она может быть, дорогая, а ежели каждая свинья будет ей в нос сигаркой тыкать, то долго ли шпортить. Собака – нежная тварь. А ты, болван, опусти руку! Нечего свой дурацкий палец выставлять! Сам виноват!

Голос: Повар генеральский идет, его спросим… Эй, Прохор! Поди-ка, милый, сюда. Погляди на собаку. Ваша?

Повар: Выдумал! Этаких у нас отродясь не бывало!

Очумелов: И спрашивать тут долго нечего. Она бродячая! Истребить ее, вот и все.

Повар: Это не наша. Это генералова брата, что намеднись приехал.

Очумелов: Да разве братец ихний приехали? Ишь ты господи, А я и не знал! Собачонка ничего себе.. Шустрая такая.. Цап этого за палец! Ха-ха-ха Ну, чего дрожишь. Сердится шельма. Цуцык этакий. (в сторону Хрюкина) Я еще доберусь до тебя!

(все расходятся)

Маша: Это были герои произведения А.П.Чехова «Хамелеон». Так на чем мы остановились?

Ольга: Гимназистам не разрешалось посещать театр, но Антон Павлович уже вкусил этой сладкой отравы и не мог без нее жить, а дебютом его как автора был Городничий , вы его сейчас видели, в домашнем спектакле. Театр был первой любовью писателя, хотя он часто и давал зарок не писать больше. К счастью, обещание свое он нарушил.

Ирина: И вот что интересно. Чехов стал студентом-медиком и сотрудником юмористических журналов почти одновременно. И он никогда не отрекался ни от одной из своих профессий. Скоро его писательство стало главным источником средств к существованию.

Ольга: Да, Чехов научился в маленьких рассказах так передавать жизнь человека, как иному талантливому писателю не удавалось в большом романе. Не зря появились такие широко известные афоризмы: « Краткость – сестра таланта», « Искусство писать – это искусство сокращать! « Умею коротко говорить о длинных вещах».

Маша: Одного семинариста спросили на экзамене: «Что такое человек?» А вот, кстати, и он сам…Послушаем..

Студент: Человек – это животное, но разумное.

Маша: К сожалению, только вторая часть вашего вопроса достоверна, а вот за первую вы наверняка получили единицу.

Студент: Позвольте вам возразить, вот посмотрите. (все показывает на  скелете) Человека как анатомическое данное составляют: скелет, или как говорят фельдшера и классные дамы. «шкилет». Имеет вид смерти, покрытый простынею, «пужает насмерть»,  без простыни же – не насмерть.

Голова – имеется у каждого, но не всякому нужна. По мнению одних, дана она для того, чтобы думать, по мнению других – для того, чтобы носить шляпу. Второе мнение не так рискованно.. Иногда голова содержит в себе мозговое вещество.

Голос: А что это такое?

Студент: Что-то чем думают. Посмотрим дальше.

Лицо – зеркало души, но только у адвокатов. Имеет множество синонимов: морда, физиономия, рожество, образина, рыло, харя и прочее.

Лоб. Его функции: стучать об пол при испрошении благ и битья о стену при неполучении этих благ.

Глаза – полицеймейстеры головы. Блюдут и на ус мотают. Слепой подобен городу, из которого выехало начальство. В дни печалей плачут.

Нос дан для насморков и обоняния.  В политику не вмешивается. Изредка участвует в увеличении табачного акциза, чего ради и может быть причислен к полезным органам.

Язык. По Цицерону «Враг людей и друг дьявола и женщин». С тех пор, как доносы стали писаться на бумаге, остался за штатом. У женщин и змей служит органом приятного время препровождения. Самый лучший язык – вареный.

Уши любят дверные щели, открытые окна, высокую траву и тонкие заборы.

Руки пишут фельетоны, играют на скрипке, ловят, берут, ведут, сажают, бьют…

Сердце – вместилище патриотических и многих других чувств. У женщин – постоялый двор. Желудочки заняты военными, предсердия – штатскими, верхушка – мужем.

Брюшко – орган не врожденный, а благоприобретенный. Начинает расти с чина надворного советника. Статский советник без брюшка – не действительный статский советник. У чинов ниже надворного советника называется брюхом, у купцов – нутром, у купчих – утробой.

Микитки – орган в науке неисследованный. По мнению дворников, находится пониже груди, по мнению фельдфебелей – повыше живота.

Ноги растут ради того места, ради которого природа березу придумала. В большом употреблении у почтальонов, должников, репортеров и посыльных.

Пятки – это место пребывания души.

Ирина: Браво! Вся анатомия человека встает перед нами.

Ольга: Большое вам спасибо, а теперь мы вернемся к жизни Антон Павловича.

Никто из нас не любит критики. Что же говорить о критике такого сорта, которая не дает себе труда вдуматься в произведения автора и пишет первое, что взбредет в голову, отравляя этим жизнь писателя. «Газетный клоун», «талантливый писатель», «безыдейный писатель» - вот часть ярлыков, которыми критики награждали Чехова.

Ирина: Вот уж истинно , «нет пророка в своем Отечестве»

Маша: А вот и еще гости. Давайте – кА дадим и им слово.

(Иван Иванович Лапшин и Анна Семеновна сидят на скамейке, около воды, у них удочки, банки..)

Лапшин: Я рад, что мы наконец одни, я должен сказать вам многое, Анна Семеновна. Очень многое.. Когда я увидел вас в первый раз.. У вас клюет.. Я понял тогда, для чего я живу, понял, где мой кумир, которому я должен посвятить свою честную, трудовую жизнь.. Это, должно быть, большая клюет… Увидя вас, я полюбил впервые, полюбил страстно. Подождите дергать.. пусть лучше клюнет.. Скажите мне, моя дорогая, заклинаю вас, могу ли я рассчитывать – не на взаимность, нет! – этого я не стою, я не смею даже помыслить об этом – могу ли я рассчитывать на ..Тащите!

Анна: Боже мой, окунь! Ай, ах.. скорей! Сорвался! Окунь сорвался с крючка.

(Лапшин, гоняясь за рыбкой, случайно схватил руку Анны и прижал к своим губам. Это вышло как-то нечаянно. За поцелуем следовал другой поцелуй, затем клятвы, уверения. Вдруг послышался смех. Они взглянули на воду и обомлели: в воде стоял голый мальчик – Коля –гимназист, брат Анны)

Коля: А, вы целуетесь? Хорошо же! Я скажу мамаше.

Лапшин: Надеюсь, что вы, как честный человек… Подсматривать подло, а пересказывать низко, гнусно, и мерзко.. Полагаю, что вы, как честный и благородный человек…

Коля: Дайте рубль, тогда не скажу. А то скажу.

( Лапшин подарил Коле краски и мячик, Анна подарила ему коробочки, но он везде их преследовал)

Лапшин: Подлец! Как мал, и какой уже большой подлец! Что же из него дальше будет?

(Коля стал требовать часы, и Лапшин ему пообещал. На сцену выходят три сестры, Коля вдруг захохотал ? Подмигнул глазом Лапшину)

Коля: Сказать? А?

(Лапшин растерялся и зажевал салфетку, которую держал в руках)

Лапшин: Прошу вашего согласия на наш брак с Анной Семеновной и прошу нас благословить.

Все: Мы согласны!

(Лапшин и Анна поймали Колю, взяли его за ухо. Коля начал плакать)

Коля: Миленькие, славненькие, голубчики, не буду! Ай, ай, простите!

Маша: Отпустите его; он больше не будет! (Все уходят)

Постепенно Чехов пишет рассказы, отличающиеся от прежних тем, что юмор и сатира уже не играют в них господствующей роли: «Горе», «Тоска», «Припадок» - эти рассказы потрясают высоким трагизмом.

Ольга: Уже много десятков лет Чехов и такие понятия, как интеллигентность, воспитанность,- синонимы. Чехов говорил: «Воспитанные люди уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, уступчивы..»

Маша: Антон Павлович говорил, что вот уже два года как он равнодушен к своим произведениям, к рецензиям, к разговорам о литературе. Он уехал на остров Сахалин – это место невыносимых страданий, на какие только способен человек.

Ирина: Как писатель Чехов оставил нам не только художественное, но и документальное свидетельство – «Остров Сахалин», а как доктор он собрал там материал «на три диссертации. Он вывез с Сахалина горечь на все жизнь.

Маша: Да-а, человека такого обостренного чувства совести еще надо поискать.

Ольга: Во МХАТЕ Чехов встретил свою любовь, прекрасную актрису – Ольгу Леонардовну Книппер и прожил с нею до конца своей короткой жизни.

Ирина: Сестрички, все-таки у меня сегодня в самом деле день рождения, а пьеса «Три сестры» - моя любимая. Можно я немного побуду в ней?

Маша: А вот и господин Тузенбах Николай Львович. (Он подходит и Ирине, целует ей руку и дарит цветы).

Тузенбах: (поглядев на часы)  Милая, я сейчас приду.

Ирина: Куда ты?

Тузенбах: Мне нужно в город, затем – проводить товарищей.

Ирина: Неправда. Николай, отчего ты такой рассеянный? Что вчера произошло около театра?

Тузенбах: Через час я вернусь и опять буду с тобой. Я увезу тебя завтра, мы будем работать, будем богаты, мечты мои оживут. Ты будешь счастлива. Только, вот одно: ты меня не любишь

Ирина: Это не в моей власти. Я буду твоей женой, и верной, и покорной, но любви нет, что же делать? (плачет) Я не любила ни разу в жизни. О, я так мечтала о любви, мечтала уже давно, дни, ночи, но душа моя, как дорогой рояль, который заперт, и ключ потерян. У тебя беспокойный взгляд.

Тузенбах: Я не спал всю ночь. В моей жизни нет ничего такого страшного, что могла бы испугать меня, и только этот потерянный ключ терзает мою душу, не дает мне спать… Скажи мне что-нибудь. (Пауза) Скажи мне что-нибудь.

Ирина: Что? Что сказать? Что?

Тузенбах: Что-нибудь.

Ирина: Полно, полно.

Тузенбах: Какие пустяки, какие глупые мелочи иногда приобретают в жизни значение. Надо идти, уже пора… Вот дерево засохло, но все же оно вместе с другими качается от ветра. Так, мне кажется, если и я умру, то все же буду участвовать в жизни так или иначе. Прощай, моя милая! (Целует руку) Твои бумаги, что ты мне дала, лежат у меня на столе, под календарем.

Ирина: И я с тобой пойду.

Тузенбах: Нет! Нет! Ирина, не пил сегодня кофе. Скажи, чтобы мне сварили..(быстро уходит)

(Ирина в задумчивости ходит по сцене. Входят Ольга и Маша)

Ольга: Ужасный сегодня день.. Я не знаю, как тебе сказать, моя дорогая..

Ирина: Что? Говорите скорей, что? Бога ради!

Маша: Сейчас на дуэли убит барон.

Ирина: (тихо плачет) Я знала, я знала..

Маша: Антон Павлович искренне называл свои пьесы комедиями и очень обижался, когда у зрителей и исполнителей лились слезы. Он сердился и говорил, что никто ничего не понимает в его драматургии.

Ольга: Летом 1904 года пришла печальная весть из Баден – Вейлера о смерти А.П.Чехова. Смерть его была красива, спокойна и торжественна.

Маша: Пришел доктор, велел дать шампанского. Антон Павлович сел, улыбнулся, взял бокал и сказал: «Давно я не пил шампанского». Спокойно выпил все до дна, тихо лег на левый бок и вскоре умолк навсегда.

(Начинает звучать вальс «Осенний сон»). Все выходят на сцену)

Ирина: Мы будем жить! Проживем длинный, длинный ряд дней, долгих вечеров, будем терпеливо сносить испытания, какие нам пошлет судьба.

Маша: Будем трудиться для других и теперь, и в старости, не зная покоя..

Ольга: И Бог сжалится над нами, и мы с тобою увидим жизнь светлую, прекрасную, изящную, мы обрадуемся и на теперешние наши несчастья оглянемся с умилением, с улыбкой – и отдохнем. Я верую, верую горячо, страстно. Мы отдохнем!

Ирина: Мы отдохнем! Мы услышим ангелов, мы увидим все небо в алмазах, мы увидим, как все зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое наполнит собою весь мир…

Маша: И наша жизнь станет тихою, сладкою, как ласка. Я верую, верую!

(Музыка начинает звучать громче)